Антикварная лавка в Калашном переулке Антикварная лавка в Калашном переулке
Как купить
Как продать
Контактная информация
Статьи об антиквариате
Чугунное литье
Живопись
Мебель
Осветительные приборы
Подарки
Серебро
Ювелирные украшения
Фарфор
Скульптура
Иконы
Книги
Предметы быта
Восточные предметы
Монеты, медали и знаки


Телефоны
+7 495 691-75-09, +7 495 690-54-13

Электронная почта
akcia-antique@list.ru

Адрес
Москва, Большая Никитская, 21/18 (вход с Калашного переулка)

Антикварные произведения искусства из бронзы

Художественная бронза — самостоятельный и оригинальный раздел русского прикладного искусства последней трети XVIII — начала XX веков. Термин «Русская художественная бронза» обозначает все многообразие скульптурных, прикладных и декоративных изделий из бронзы, изготовленных в России, которые были обязательными атрибутами в оформлении парадных и жилых интерьеров. Это мебель из бронзы: столы, столики, напольные подставки, стенные консоли. Это декоративные вазы, каминные и консольные часы, каминные экраны. Кроме того, осветительные приборы — потолочные люстры, фонари, лампы, настенные бра, напольные торшеры, настольные подсвечники, канделябры, жирандоли (настольные многосвечники с использованием в конструкции хрусталя или стекла), настольные лампы. Художественная бронза это еще — малая интерьерная скульптурная пластика (т. н. «камерная», или «кабинетная») и кабинетные вещи: письменные приборы или принадлежности, колокольчики, пресс-бювары, рамки для миниатюр, позже — для фото. Часто интерьерные вещи из бронзы включали декоративные элементы из камня, стекла, хрусталя, фарфора. Иногда художественная бронза служила оправой для предметов из этих материалов.

Бронза, используемая при создании произведений прикладного искусства и скульптуры вот уже более 3000 лет — материал знаковый, а изделия из нее ассоциируются с богатством, знатностью. Художественные вещи из бронзы, украшавшие храмы, дворцы правителей и аристократии, были как бы наглядным воплощением идеи силы и мощи государства, подчеркивая неординарность и значимость своих владельцев в общественной иерархии. Только процветающее государство могло обеспечить заказ на художественную бронзу. Это значило поощрить художников к работе с этим материалом, организовать подготовку кадров формовщиков, модельщиков, литейщиков, позолотчиков, чеканщиков, создать необходимую технологическую базу художественного литья из бронзы, как части металлодобывающей и металлообрабатывающей отрасли. Тектонические изменения во всех сферах жизни российского государства и общества, которые были связаны с реформами Петра I, стимулировали процессы создания и развития художественной бронзы в России. Началось формирование и стремительное развитие горнорудной промышленности, обеспечившей Россию своим металлом. Это в свою очередь способствовало развитию металлургии. Европеизация русской культуры и искусства, появление в стране западноевропейских архитекторов, скульпторов, художников, лепщиков, литейщиков — подготовило почву для создания русской школы художественной бронзы.

В середине XVIII столетия, во время царствования императрицы Елизаветы Петровны, остро встал вопрос о своих, отечественных мастерах художественной бронзы. Это, в первую очередь, было обусловлено политическими соображениями. Россия стала крупнейшим европейским государством, могучей империей, влияющей на всю европейскую политику, главным соперником королевской Франции за первенство в Европе. Петербургский двор соперничал с Версалем, и чтобы усилить знаковый образ силы и могущества российского государства, в дворцовых интерьерах должны были появиться художественные изделия из бронзы. Своя, русская художественная бронза должна была заменить привозную французскую, подчеркнуть абсолютную независимость России от Франции. Ведь Франция тогда считалась лидером в производстве художественной бронзы, поставляя ее всем европейским дворам и высшей европейской аристократии. Чтобы придать новый импульс формированию отечественного кадрового корпуса мастеров художественной бронзы в Петербургской Императорской академии художеств, в дополнение к художественным классам были учреждены классы художественного ремесла. В 1760 году открыт класс «статуйной» и орнаментальной скульптуры, где готовили специалистов по формовке, литью и чеканке художественных изделий из бронзы. Вступившая после Елизаветы Петровны на российский престол Екатерина II продолжила политику патронажа русской школы художественной бронзы. Уже в начале своего правления Екатерина II предприняла ряд шагов по укреплению позиций национальной школы художественной бронзы, возложив на Императорскую академию художеств обязанность обучения мастерству обработки бронзы. В 1764 году специалистов по художественной бронзе стали готовить в специальном классе орнаментальной скульптуры, который выделили из скульптурного класса. Им руководил до 1766 года Николя Жилле (работал в России в 1758—1777 годах), а затем класс возглавил Луи Роллан. Николя Жилле и Луи Роллан были прекрасными художниками прикладного искусства, умевшими работать по дереву, глине, воску и металлу, и обучавшими учеников класса созданию моделей, формовочному и литейному делу, без чего невозможно искусство художественного литья из бронзы. В 1762—1764 гг. в классе орнаментальной скульптуры также преподавал французский бронзовщик, скульптор и «люстровый мастер» Франсуа Арну (работал в России в 1762—1765 гг.). В 1769 году произошло событие, ставшее рубежным в истории русской художественной бронзы, — из класса орнаментальной скульптуры выделился специализированный класс формовального, литейного и чеканного дела, ставший главной базой подготовки высокопрофессиональных русских бронзовщиков. При классе работала литейная мастерская, «литейный дом», где русские ученики получали практические навыки художественного литья из бронзы. В мастерской отливали интерьерные вещи — корпуса каминных часов, настенные бра, вазы. В начале 1780-х гг. в литейной мастерской при классе Академии художеств начинают выпускать скульптурное литье. В мастерской русские мастера художественной бронзы, выпускники Императорской академии художеств — Бирюков, Баженов, Можалов отливали садово-парковую скульптуру. В 1790-е гг. русские мастера выполняли большие заказы в литейной мастерской Академии художеств для оформления дворцовых ансамблей для императорской семьи (в т.ч. для Павловска — 1797 г.) и высшей петербургской знати. Появление своих, национальных кадров бронзовщиков позволило в начале 1780-х гг. открыть первое в России крупное специализированное предприятие по изготовлению художественной бронзы — казенную бронзолитейную фабрику (т.н. «Первую»).

В течение 20 лет, начиная с 1760 года, времени организации самостоятельно класса «статуйной» и орнаментальной скульптуры, и до начала 1780-х гг., времени создания Казенной бронзолитейной фабрики, был заложен прочный фундамент для дальнейшего строительства «школы русской художественной бронзы». Историю русской художественной бронзы можно разделить на три периода. Первый период: последняя треть XVIII — середина XIX века. В это время были заложены основы национальной школы художественной бронзы, включая создание своих профессиональных кадров, формирование промышленно-технологической базы, структуры производства — казенные предприятия, частные мастерские. Превращение мастерских в фабрики, выделение ведущих центров по изготовлению художественной бронзы: С.-Петербург, Екатеринбург, Верх-Исетск, Н. Тагил (Выйский завод), Москва, позволило создать свою художественную стилистику и широкий ассортимент изделий из бронзы. Сосредоточение основных заказчиков в столице сделало С.-Петербург главным центром по изготовлению художественной бронзы в России. В С.-Петербурге с конца XVIII в. до 1850-х гг. в основном делали дорогую, представительскую, заказную дворцовую бронзу высокого качества, которая не уступала французской, а нередко и превосходила ее по масштабам и стоимости работы. Столь же эксклюзивные произведения, как правило, в виде бронзового декоративного убора для изделий из камня, изготавливали и на Казенной гранильной фабрике в Екатеринбурге.

В Москве первая мастерская художественной бронзы — мастерская Фишера — появляется в конце XVIII века. Еще несколько мастерских были открыты в 1820—1840-е гг. Если в С.-Петербурге с конца XVIII в. до середины XIX в. работало 53 мастерские и фабрики, то в Москве в это же время было 8 мастерских, преимущественно небольших. Бронзовщики С.-Петербурга специализировались на дорогой дворцовой бронзе, а в Москве делали недорогую бронзу для среднего и мелкого дворянства, как московского, так и поместного, представители которого на зиму из своих имений часто приезжали в Москву. Как правило, в первой половине XIX в. все московские бронзовщики, помимо бронзы, делали также много медного и латунного литья. Ассортимент художественной московской бронзы был значительно скромнее петербургского, и в настоящее время образцы московской школы встречаются достаточно редко. В конце XVIII в. — первой половине XIX в. художественные изделия из бронзы становятся главным элементом в декоративном убранстве парадных дворцовых интерьеров. Разнообразные осветительные приборы, часы, вазы, накладки, мебель, оконная и дверная фурнитура из позолоченной бронзы — все это в органичном соединении с камнем, стеклом, фарфором являлось важной составляющей интерьеров императорских резиденций — Зимнего дворца, Павловска, Гатчины, Михайловского замка в Петербурге, Царского Села. Большой объем дворцового заказа, который не могли обеспечить отечественные мануфактуры и еще немногочисленные русские бронзовщики, способствовал привлечению к работе многочисленных западноевропейских мастеров. Помимо дворцовых, было много заказов от крупных аристократов, владельцев дворцов в С.-Петербурге и Москве — Потемкина, Орлова, Юсупова, Бобринского, Шереметева и др. Конец XVIII в. — первую половину XIX в. можно назвать временем господства художественной бронзы в русском дворцовом интерьере и интерьере дворянских сельских усадеб и городских домов. В 1830—1840-е гг., наряду с выполнением больших государственных заказов, русские бронзовщики предпринимают первые попытки изготовления не только заказной — дорогой художественной бронзы, но и бронзы, предназначенной и для более широкого круга покупателей, и для экспонирования на выставках. Открытый в 1839 г. Б. Якоби метод гальванопластики, позволяющий значительно удешевить изготовление художественной бронзы и нанесение на нее декоративных патин или золочения, способствовал росту производства изделий русской художественной бронзы. Появление новых технологий потребовало реорганизации структуры производства — на смену небольшим частным мастерским и казенным фабрикам начинают приходить крупные частные предприятия по изготовлению художественной бронзы, оснащенные современным оборудованием, освоившие новейшие технологии, и имеющие квалифицированные кадры. Появляются фабрики Шопена, Верфеля, Крумбюгеля, Морана, «Никольса и Плинке», Соколова, Шрайбера, Штанге, Гальванопластическое литейное заведение (бронзолитейный завод герцога Лейхтенбергского). В первой половине XIX в. русская художественная бронза отличалась богатством и изяществом декоративной отделки. Подчеркнутая декоративность и парадность, прекрасное качество литья, дополненное изяществом чеканки и гравировки, огневым (ртутным), а с 1840-х гг. — гальваническим золочением или патинировкой, позволили работам российских бронзовщиков успешно конкурировать с французской бронзой. Российские бронзовщики, среди которых было немало мастеров из Западной Европы — в т. ч. и из Франции, прекрасно знали все художественные и технические новации французской школы художественной бронзы. С последней трети XVIII в. до 1830-х гг., в русской художественной бронзе, как и во французской, доминировал классицизм. В 1770—1810-е гг. определяющим был стиль Людовика XVI и стиль Директории, в 1820—1850-е гг. главенствовал ампир, хотя с 1830-х гг. он постепенно вытесняется разностильем «историзма». Художественную бронзу в это время часто оформляют в манере второго барокко, второго рококо, неоренессанса и неоготитики (1830-е гг.). В 1830—1840-е гг. одним из излюбленных приемов русских бронзовщиков становится сочетание бронзы с уральским малахитом, а в 1840—1850-е гг. — с лазуритом. В период с последней трети XVIII в. до середины XIX в. российские бронзовщики не только использовали французскую бронзу как образец в своей работе, но и выполняли вещи по моделям и рисункам известных российских архитекторов, художников и скульпторов — Росси, Воронихина, Бренны, Пименова, Прокофьева, Витали, Солнцева. Вместе с тем, несмотря на большие успехи, российские бронзовщики в 1840-е гг. столкнулись с проблемой, которая стала одним из серьезных факторов, тормозящих развитие художественной бронзы в России, — трудностями в продаже изделий вследствие узкой социальной востребованности. Второй этап русской художественной бронзы, охвативший период с 1850-х гг. до конца 1880-х гг., начинался для российских бронзовщиков в нелегкие времена. Закрывались многие мастерские и фабрики. В 1850—1860-е гг. в С.-Петербурге и Москве осталось 25 производств по изготовлению художественной бронзы, 20 из которых работали в северной столице. В 1860 г. закрылась старейшая литейная мастерская («Литейный дом») при Академии художеств, а ее прекрасно обученные мастера и рабочие ушли на другие предприятия. Сложилась парадоксальная ситуация: была национальная художественная школа, были высокие традиции, была, наконец, мощная производственная база и целая армия первоклассных мастеров, но бронзолитейное дело не становилось ни массовым, ни рентабельным. Русской художественной бронзы 1850−1860-х гг. крайне мало, и она узнаваема своей массивностью, штучностью, манерой декорировки, сочетающей разнообразные стили, — от позднего ампира до неоготики. Но постепенно основным потребителем художественной бронзы становится русская буржуазия, получившая хорошее образование. Она формирует социальный заказ на создание произведений прикладного искусства в национальном стиле, в традициях русского искусства. Российские бронзовщики, сохраняя всю широту ассортимента интерьерных вещей предшествующего времени, широко репродуцируя общеевропейские исторические стили — необарокко, неорококо, неоклассику, активно стали воспроизводить в художественной бронзе «русский стиль». В 1870-е гг. в русской художественной бронзе появляются стилевые изменения в духе национальной орнаментики и сюжетики, и наряду с привычными функциональными предметами особым оригинальным и самобытным разделом становится малая интерьерная скульптурная пластика (т.н. «камерная» или «кабинетная»). Скульптура малых форм, развивавшаяся в русле традиций русского реализма, включала в круг своих тем и сюжетов сцены и типажи из русской истории и фольклора, этнографические картины из жизни русских крестьян и разных народов Российской империи. Эпизоды русской охоты, анималистика стали визитной карточкой русской художественной бронзы, делая ее узнаваемой на Всероссийских и крупных международных художественно-промышленных выставках на протяжении второй половины XIX — начала XX вв. Многообразие сюжетов и образов, прекрасное бронзовое литье, чеканка и патинирование принесли ей широкую известность и популярность как в России, так и за рубежом. Российские бронзовщики тесно сотрудничали, начиная с конца 1860-х гг., с целой плеядой известных русских скульпторов — Лансере, Обером, Либерихом, Позеном, Грачевым. Популярность малой скульптурной пластики была так велика, что ее использовали не только как самостоятельную интерьерную скульптуру, но и как часть декоративного оформления часов, канделябров, чернильных приборов, подсвечников, пресс-папье. Художественный уровень этих изделий столь высок, что утилитарное назначение предметов не противоречит их восприятию как произведений искусства. В 1850—1860-е гг. окончательно сформировался ассортимент изделий русской художественной бронзы. Он включал в себя, наряду с интерьерными и кабинетными вещами, и скульптуру малых форм. В 1860—1880-е гг. в русской художественной бронзе, наряду с гальванозолочением, активно используется патинирование. Патинировка могла иметь зеленоватые (1870-е гг.) или коричневые оттенки. Особенно активно патинирование использовали в малой скульптурной пластике. Ведущими фабриками по изготовлению художественной бронзы в конце 1860-х гг. становятся предприятия Верфеля, Шопена, Морана, Штанге — в С.-Петербурге, Постникова, Соколова, Крумбюгеля — в Москве. В этот же период на первый план выходит фигура фабриканта. Промышленник выбирает и «покупает» художника с точки зрения рентабельности и технологичности воспроизводства его работ, чтобы на рынке продать их с прибылью для себя. Так, Шопен, купив у Лансере право на тиражирование 130 его работ, в бронзе отлил чуть более 50 авторских моделей. Высокая стоимость отливок скульптурных моделей Лансере позволяла повторить только те работы, которые устойчиво пользовались спросом и раскупались. Остальные отливали только на заказ, по каталогу. Российские фабриканты-бронзовщики, обратившись к историзму, как художественно-стилевой доминанте своего времени, смогли значительно увеличить предметный ряд русской художественной бронзы. С позиций историзма, для которого эклектика стала языком и методом художественно-декоративной интерпретации материально-предметной среды обитания человека, к тиражному воспроизводству годится все, что в рамках национальных, этнических, религиозных традиций может быть востребовано потребителем. Воспроизводимость и массовость — это то, что кардинально отличает второй этап русской художественной бронзы от первого. Исключением является только скульптура малых форм, технологическая сложность и высокая себестоимость изготовления которой способствовала сохранению этого раздела художественной национальной бронзы как области авторского эксклюзива, в которой вещь отливалась или штучно, по каталогу, на заказ, или повтор был ограничен и оставался, как бы мы сказали сегодня, в рамках авторского тиража. В начале 1890-х гг. начинается третий, и последний этап русской художественной бронзы, который был прерван революцией. Его отличительной особенностью стало преобразование фабрик и заводов, их техническое переоборудование, концентрация производства художественной бронзы на нескольких крупных предприятиях С.-Петербурга (Верфеля, Берто — преемника Шопена, Гакера — преемника Морана, Штанге) и Москвы (братьев Вишневских, Постникова, Оловянишникова, Овчинникова, Хлебникова, на заводе «Динамо», у «Мюра и Мерилиза»), увеличением количества интерьерной бронзы, в первую очередь, осветительных приборов, в т. ч. и электрифицированных. В 1890-е гг. и в начале XX в. делается попытка массового тиражного выпуска наиболее популярных работ Лансере, Грачева, Напса. При этом уменьшается их размер и упрощается качество литья, чеканки и патинировки, утрачивается тщательность моделировки скульптуры, убираются многие детали, чтобы удешевить работу, что в результате приводит к потере образной значимости авторской модели и пластической сочности оригинала. Наряду с крупными бронзолитейными заводами особое место занимают творческие студии — мастерские, которые появляются после 1895 г., и специализируются на выполнении только заказных работ, как по своим эскизам и моделям, так и по эскизам и моделям заказчика. Часто в этих студиях известные российские скульпторы заказывают свои авторские экземпляры или их штучные повторы. Среди них наиболее известными были студии Метнера (Москва), Миглинника (С.-Петербург), Робекки (С.-Петербург, Москва). Только в студиях отливали мелкую скульптурную пластику в манере роденовского скульптурного импрессионизма, которую не делали на крупных бронзолитейных заводах. Все отливки работ Трубецкого, в период его пребывания в России, выполнены студийно. В конце XIX в. — начале XX в. бронзу все чаще стали заменять медью, латунью, шпиатром, имитируя в этих материалах, более дешевых и удобных для механической обработки и массового тиражирования, дорогое и трудоемкое бронзовое литье. Единичное или малотиражное произведение, связанное со сложной ручной работой, вытесняется более дешевой заводской продукцией, оставаясь предметом только выставочного экспонирования или студийного заказа. Русская художественная бронза за время своего существования прошла длинный путь, всегда оставаясь самоценным явлением в рамках художественного общеевропейского процесса. Российские бронзовщики позже начали, но быстро догнали своих учителей и часто их удивляли своими достижениями.